вторник, 8 марта 2016 г.

У меня все на душе перевернулось. Не знаю, как у вас...

Макаренко Антон Семенович
ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПОЭМА
М.: «Худож. лит.», 1975 г., 512 с.

Заброшенные здания бывшей колонии, малолетние преступники, где педагогами были дядьки, следившие за каждым шагом воспитанников… Старая сеялка, восемь стареньких столярных верстаков, конь-мерин и медный колокол. Простой снаряд педагогики этой колонии – палка. Именно такое место досталось новому заведующему колонией - Антону Семеновичу Макаренко. Остальные отказались из страха перед малолетками. Первые месяцы отчаяния и нервного напряжения, полнейшего игнорирования воспитанниками просьб и указаний заведующего и воспитателей. Но это и первые месяцы поисков истины.
1920 год…
Началом первых коллективных обсуждений, взаимовыручки и помощи стали серьезные грабежи внутри голодной, беднейшей колонии и на близлежащей дороге, а также необходимость охраны окружающего леса. Ребята изменились и нашли интерес в общей совместной деятельности. Это стало победой и даже единым целым ядром для Антона Семеновича, который стали называть колонией имени Горького.
Вскоре колонию ожидал настоящий подарок – они получили в пользование бывшее имение с благодатной почвой и большим наделом земли, полуразрушенными постройками, но вполне годными для реставрации и дальнейшего поселения. И закипела жизнь колонистов в бурной и увлекательной деятельности: и пахать, и строить, и мастерить все своими руками. И это стало приносить деньги.

Время от времени «одичавшие, припадочные в своем одиночестве личности» устраивали разборки с поножовщиной и заслуга Антона Семеновича, по его мнению, в том и состояла – сохранить ростки человечности в тех ребятах, в ком они начинали прорастать. Как он этого добивался? Тяжело! Но вера, твердость, оптимизм долго, но верно делали свое дело. И важно, что он давал воспитаннику СДЕЛАТЬ ВЫБОР САМОСТОЯТЕЛЬНО! То есть и научиться отвечать за свой выбор тоже самому.
Находиться в колонии ребятам становилось делом чести, гордости, а кто-то просто чувствовал себя здесь нужным, заметным. Даже если единицы уходили, они возвращались снова и готовы были день за днем убирать в конюшне, пахать землю, работать в кузнице и мастерской. Дети были заняты делом – вот что важно! А вечерами за чаем все вместе с Антоном Семеновичем вели беседы, мечтали, обсуждали, читали. Особенно много было прочитано книг Максима Горького. Ребят восхищал автор, тексты, жизнь и события в них, что помогало увлечь их в мир познания. Обратить вчерашних оборванцев и преступников в увлеченных литературой - что это, как не педагогический подвиг? Что это, как не огромное достижение?


Удивляет история с Раисой. Девушка с огромным трудом учится, но Макаренко добивается ее поступления на рабфак. Все в колонии: и воспитатели, и другие сотрудники, и сами воспитанники машут рукой, мол, только тюрьма девушку ждет, зря все старания. Верит в нее только 1 человек из всей колонии – заведующий Антон Семенович Макаренко. Вскоре Раиса бросила учебу и вернулась в колонию. А потом обнаружилось, что Раиса беременна от бандита, с которым тайно встречалась. Антон Семенович единственный предлагает ей помощь для малыша в покупке пеленок и других принадлежностей, но Раиса отказывается. Страшная новость нависла над колонией, когда стало известно об убийстве новорожденного, даже ни разу не вскормленного, его же матерью… Шок, ужас, кошмар населили колонию. Но даже после этого случая верил в Раису только 1 человек – Антон Семенович. Он добился трудоустройства ее на трикотажную фабрику и больше они не виделись. А через несколько лет при случайной встрече Макаренко с Раисой, она произнесла: «Спасибо Вам, тогда не утопили меня. Я как пошла на фабрику, с тех пор старое выбросила.» У Раисы были работа, двое детей и хороший муж…
И разве не высшая педагогика в том, что из вчерашних вшивых воров и бандитов воспитанники Макаренко становились такими хозяйственными пацанами, что и колонию строили, и лошадьми управляли, и жатку для сбора урожая сами добыли, и мастерили колеса на продажу, и поля вспахивали, и хлеб сами пекли? Даже будучи очень голодными, они уже не шли воровать, и препятствовали делать это новеньким. И добивался таких результатов Макаренко не кнутом, а добром, дисциплиной, верой в ребят, некоторой строгостью, сотрудничеством, совместным трудом. Сложно, очень сложно, даже он сам не всегда выдерживал, но продолжал вносить свой вклад в этих, никому не нужных ребят.


А как бы вы думали повлияло внезапное внутренне-инстинктивное требование Антона Семеновича заниматься с детьми военной подготовкой? Результат был ошеломителен. Дети не только занимались увлеченно, но и вносили свои идеи. Они стали стройны, уверенны, гибки, подтянуты, сами собой исчезли такие привычки, как руки в карманах, развязная походка, стоять, подперев стенку. Все это говорило о том, что детям нужны физические упражнения и военная тренировка, особенно мальчикам. Законы человеческой природы требовательно внесли эти изменения в жизнь колонистов и уважаемого всеми Антона Семеновича.


«То, что мы называем высокой квалификацией, уверенное и четкое знание, умение, уменье, искусство, золотые руки, немногословие и полное отсутствие фразы, постоянная готовность к работе – вот что увлекает ребят в наибольшей степени.
Вы можете быть с ними сухи до последней степени, требовательны до придирчивости, вы можете не замечать их, если они торчат у вас под рукой, можете даже безразлично относиться к их симпатии, но если вы блещете работой, знанием, удачей, то спокойно не оглядывайтесь: они все на вашей стороне, и они не выдадут. Все равно, в чем проявляются эти ваши способности, все равно, кто вы такой: столяр, агроном, кузнец, учитель, машинист.
И наоборот, как бы вы ни были ласковы, занимательны в разговоре, добры и приветливы, как бы вы ни были симпатичны в быту и в отдыхе, если ваше дело сопровождается неудачами и провалами, если на каждом шагу видно, что вы своего дела не знаете, если все у вас оканчивается браком или «пшиком», - никогда вы ничего не заслужите, кроме презрения, иногда снисходительного и ироничного, иногда гневного и уничтожающе враждебного, иногда назойливо шельмующего».


И как однажды печник Артемий обучал ребят кладке печи! Заслушаться! И они же паломничества настоящие устраивали, чтобы узнать, как Артемий «проводит радиусом». Сладкие речи не вызывали доверия у ребят, они видели, что слова расходятся с делом. И вот… В день сдачи работ печка обвалилась, чем вызвала всеобщий хохот колонистов. Вот что значит «меньше слов – больше дела».
В противоположность Артемию был в колонии агроном Эдуард Шере. Его дела были всегда максимально результативны и немногословны, чем вызывали уважение ребят и желание принимать участие в работе, учиться, перенимать опыт.
Величайшей находкой Макаренко стала организация сводных отрядов, которые формировались из отрядов постоянных. И если в постоянных отрядах были стабильные обязанности, то в сводные отряды назначались командиры из рядовых членов отрядов. Сводные формировались с целью выполнения временных, сезонных, срочных работ. После завершения дел эти отряды распадались, и ребята возвращались к своим обязанностям в постоянных отрядах. Огромная ценность назначения командиров в сводных заключалась в умении совершенно каждого воспитанника быть кроме подчиненного еще и организатором, руководителем, что позволяло использовать опыт и способности в будущем, быстро перестраиваться на любой вид работ и деятельности. И теперь на каждого воспитанника можно было положиться без сомнений. Для Макаренко А. С. было мало просто «исправить» человека, он должен был воспитать его по-новому, так, чтобы человек не только сделался безвредным и безопасным членом общества, но и стал активным деятелем эпохи.

СМОТРЕТЬ ФИЛЬМ ОНЛАЙН

Со временем колония Горького стала зАвидным местом для сельских ребят. С колонистами дружили приезжие в гости студенты, сельские жители, городские управленцы, простые рабочие. А когда колонисты создали театр с серьезными постановками, это вызвало такой массовый спрос, что всех желающих принимать уже не могли. Антон Семенович и сам тогда не верил в происходящее. Но изголодавшийся по искусству люд приезжал на спектакли отовсюду. Театр был без отопления, но зрители приезжали даже зимой. А ребята ставили спектакли с огромным увлечением. Это был успех силами самих колонистов. Все гости заводили с ними крепкую, искреннюю дружбу.
Успех театра вызывал споры и ссоры среди сел за получение билетов. Театром были увлечены воспитатели, воспитанники. Через игру ролей, подготовку, выполнение поручений дети развивали смекалку, фантазию, учились быть в любом исполнительном действии, им приходилось воплощать идеи своей изобретательности. Так, для одного спектакля колонисты устроили такой правдоподобный взрыв, что самому Макаренко не особо пришлось разыгрывать смерть героя. При этом актеры, гости, декорации остались целы и невредимы. Все это умение изумляло и восхищало гостей.

Благодаря огромному хозяйству – свинарне, коровнику, конюшне, столярной мастерской, кузнице, сапожной мастерской, сельхоз насаждениям, фруктовому саду, мельнице – колония не только стала обеспечивать себя всем необходимым, но и стала, наконец-то, выбираться из очень трудной и жестокой нищеты и даже обогащаться. Колония могла уже самостоятельно покупать коров, коней, мебель, одежду. Воспитанники могли успешно вести как хозяйство, так и получение, распределение прибыли. Поэтому для селян они устанавливали свои правила расчетов, с которыми никто не смел спорить. Загорелые, физически крепкие воспитанники смогли побороть даже массовое спаивание и матерщину в соседнем селе.
Слава горьковской колонии распространялась всюду.  
Однажды в колонии выдавали замуж одну из девушек. Командиры отрядов распорядились выдать такое приданное, что сельские бабы только зубами скрипели от зависти. Уважение и почет друг к другу в колонии были нормой, и ребята очень гордились своими достижениями, достигнутыми тяжелым физическим и психологическим трудом.

Удивляет поступок Макаренко, когда, предлагая одной девушке из колонии помощь для рождения ребенка, через некоторое время другой девушке он предлагает сделать аборт. Впоследствии вторая девушка все-таки родила сына, на чем настоял заведующий колонией, но прежде она снова просила помощи со вторым абортом. Ситуация сложная, и всегда на совести советчика.

В дальнейшем всем воспитанникам и Макаренко Антону Семеновичу предложили переехать из их устроенной, благополучной, красивой колонии в Куряжскую – разваленную, вшивую, разграбленную своими же колонистами, голодную и бедную. Для Макаренко и детей это решение было тяжелым, потому что снова пришлось бы окунуться в самое начало. Но огромная помощь на этот раз была в самих колонистах и начинать ему пришлось бы не в одиночку, как когда-то, а с большим коллективом в 120 воспитанников, воспитателями, работниками, имеющим колоссальный опыт управления делами. Общее собрание постановило – ехать! Как вы думаете, почему они так решили?

И вот, снова развалины, чумазые избитые дети, вши и отсутствие стремления жить. Пустота в речах, глазах головах. И если Горьковская колония рождалась из нескольких человек, то в Куряже таких было 280. Недоумение, сомнения, ожесточение, противоречия, споры... Но вот уже горьковцы разрабатывают план действий и проекты, готовые воплощать их со следующего дня. Поддержит ли их хоть кто-нибудь из воспитанников Куряжа?

Преображение Куряжа происходило волнительно. Теперь шок и восхищение были у куряжских колонистов. Горьковцы сделали все по высшему классу, переняв у Макаренко опыт и умение организовывать, планировать, воплощать, действовать. И вот уже куряжские воспитанники превращаются в жаждущих жизни, веселых, красивых, чистых, приветливых, смышленых. И все вместе, 400 колонистов, встречали свое совместное будущее.
Самое потрясающее – как первые горьковцы, не зная основ педагогики, не имея другого опыта, кроме собственного, быстро находили подход к каждому новому колонисту, проявившему себя как лентяй, нахлебник, воришка. Как они умело выводили пацанов из состояния бессовестности без применения силы, угроз, скандалов. Это ли не удивительно?! А ведь несколько лет назад это были малолетние преступники, сейчас защищающие честь коллектива, оберегающие ценности дружбы, взаимопомощи, уважения друг к другу.

«Человек не может жить на свете, если у него нет впереди ничего радостного. Истинным стимулом человеческой жизни является завтрашняя радость. В педагогической технике эта завтрашняя радость является одним из важнейших объектов работы. Сначала нужно организовать самую радость, вызвать ее к жизни и поставить как реальность. Во-вторых, нужно настойчиво претворять более простые виды радости в более сложные и человечески значительные. Здесь проходит интересная линия: от примитивного удовлетворения каким-нибудь пряником до глубочайшего чувства долга.»
Воспитать человека – значит воспитать у него перспективные пути, по которым располагается его завтрашняя радость.

Макаренко очень эмоционально описывает, как ребята выполняли особо сложные работы: они шутили, поясничали, кривлялись, но именно это позволяло им хохотать вдоволь и выполнять работу, которая не двигалась даже, она кипела!
В новой куряжской колонии обогащение начало развиваться тоже через собственное производство, металлообработку, деревообработку, сапожные мастерские, свинарню, конюшню, еще бОльшие сельхоз насаждения. Дети имели библиотеку, в которой уже не хватало шкафов для книг и мест для желающих читать. Колония имела свои театр, оркестр, кино, пантомиму.
Часть ребят были перераспределены для управления в новой коммуне Дзержинского, чтобы и там создать крепкий коллектив из беспризорников и малолетних преступников. Опыт старших перенимался младшими, дисциплина и труд помогали сплотить детей, заинтересовать их учиться, жить, работать.  

И вот однажды, в колонию к горьковцам приехал Максим Горький. А после его отъезда Макаренко Антон Семенович подал заявление об уходе. А колония и коммуна уже развивались по нарастающей, потому что однажды был задан верный курс.

«…Жили мы тут, и глаза у нас есть, а ничего мы не видели… Как слепые, честное слово. Аж досадно – сколько лет пропало! А сейчас нам показали одного Горького… Честное слово, у меня все на душе перевернулось… не знаю, как у вас…».



Источник магазин-блог «Семилетик»
Семилетик 2016 г.

2 комментария:

  1. И хорошими людьми выросли, трудолюбивыми, творческими, сильными. И ведь до сих пор актуальны эти книги, хоть и нет уже большевиков, пролетариата, комсомольцев. Про них, кстати, в "Педагогической поэме" очень мало слов. Правила жизни, наверно, схожи во все века - будь искренним, люби труд, учебу, стремись к созиданию - и будут плоды радовать, и будет дорога жизни расширяться, предоставляя все больше возможностей. Спасибо, Анна Борисовна, за отзыв!

    ОтветитьУдалить