воскресенье, 26 марта 2017 г.

Камни с дороги надо убирать

Ширяев Владислав, Москва, Издательство «Молодая гвардия», 1990 г.



«…Третий день отец с сыном ходят по одной и той же дороге, и каждый день взрослый больно ударяется о лежащий посреди дороги камень. Отец учит сына: «Смотри внимательно, сынку, надо обойти камень». Но однажды камня на дороге не оказалось. Его убрал старик. Малыш беседует с ним: «Вы тоже споткнулись и ушибли ногу?». – «Нет, я не споткнулся и не ушиб ногу». – «Почему же вы убрали камень?». – «Потому что я человек».
Мальчик остановился в раздумье. «Тату, - спросил он, - а разве вы не человек?..»

Такую притчу однажды рассказал Макаренко Антон Семенович своему коллеге Терскому Виктору Николаевичу. И пояснил, что когда услышал ее от своего отца в детстве, то решил всегда поступать также, как старик.
Поэтому Владислав Алексеевич Ширяев выбрал название к своей книге «Камни с дороги надо убирать», соответствующее принципу Макаренко. В книге вы прочтете художественно-публицистическую повесть о самом тяжелом периоде жизни педагога, когда он ушел из коммуны и вынужден был работать помощником начальника отдела трудовых колоний Украины, что было совсем не его работой. Сердце педагога всегда стремилось к своим любимым пацанам, и было неважно – пришли они только что с улицы или уже живут и успешны в коммуне. Он равно любил каждого, равно воспитывал Человека.

Публикации Ширяева посвящены проблемам воспитания подростков в советское время, но многое до сих пор остается актуальным, не по времени событий, а по сути воспитания.

«...Дефектны не люди, а отношения. Человек в своем существе не дефектен! Просто прекрасное в нем скрыто под слоем душевной грязи… (А. С. Макаренко)».

Итак, кто же такой сам Макаренко по описанию Ширяева?

«…В молодости он и сам провел немало времени за мольбертом. Те, кто бывал у него на квартире, видели несколько портретов и пейзажей, висящих в гостиной. От Галины Стахиевны (прим. – жена Макаренко) узнали, что написаны они Антоном Семеновичем. Картины сделали бы честь любому профессионалу, однако же вот какой Макаренко: испробовав силы в живописи, оставил это занятие, потому что средний уровень его не устраивал, а подняться выше не было возможности…

…Он на память цитирует Ключевского, Покровского и Соловьева, в спорах обнаруживает не только прекрасное знание работ Маркса и Ленина, но и Лафарга, Михайловского, Плеханова, ссылается на философские труды Локка и Шопенгауэра, Ницше и Гегеля, Штирнера и Бергсона, на книги по психологии мало кому известных авторов – Петражицкого и Лазурского, по логике – Челпанова, Минто и Троицкого. В близком знакомстве состоит с лучшими киевскими и харьковскими актерами, дружит в Горьким, переписывается с другими писателями…

…Подвигал своих подчиненных читать Карамзина и Чехова, Горького и Шолохова, Тютчева и Маяковского. Там, говорил, есть правда жизни. А это надежнее, чем неверные теории, которых развелось предостаточно…

…Прочитайте-ка притчу Григория Сковороды «Благородный Еродий», радищевскую «Беседу о том, что есть сын Отечества», статью «Вопросы жизни» Пирогова, «Что делать?» Чернышевского, «Власть тьмы» и «Анну Каренину» Толстого…»



И это малая часть характеристик педагога. Потому что какой бы стороны дел и жизни не коснулось перо, оно выводило исключительность во многом. Даже белоснежные воротнички Макаренко успевал подшить всегда свежие, хотя часто с работы уходил под утро и через несколько часов уже снова был на службе. Многие не понимали, когда Макаренко вообще спит.

Но в жизни еще тогда молодого учителя тоже были ошибки, и Ширяев описывает такой любопытный случай, давший урок Макаренко на всю жизнь. Простая работа для него была слишком скучна, поэтому введение одной из новаций было нормальным делом, но обернувшимся горьким опытом.

«…В конце каждой учебной четверти педагоги готовили карточки, на которых проставляли отметки учеников по различным предметам. Ученики возвращали их с подписью родителей. Чтобы внести дух состязательности в учебу своих питомцев, Антон Семенович придумал классифицировать учеников по успеваемости. Он выводил среднее арифметическое из полученных отметок и затем распределял учеников по порядку: первый ученик, второй ученик и так до конца. В классе у него было 37 учеников. В карточке самого слабого ученика поэтому делалась запись: «Тридцать седьмой и последний». Однажды таким «Тридцать седьмым и последним» оказался Дмитро Примак – мальчик не столько малоспособный, сколько слабый физически из-за болезни. Как потом оказалось, у него была чахотка. Когда Дмитро получил свою карточку, то так расстроился, что ушел домой, не дожидаясь окончания уроков. На следующий день он не пришел в школу. Не было его на уроках ни на третий день, ни на десятый день. А потом однажды прямо на урок пришел его отец.
Едва сдерживая рыдания, он сказал:
- Сегодня ночью мой мальчик умер. Я пришел вам сказать об этом и еще спросить вас: для какой цели вы поставили в его четверти, что он тридцать седьмой и последний? Зачем вы обидели мальчика, которому оставалось жить всего десять дней? Он так горевал, бедный, что он «последний». Это вы, Антон Семенович, нехорошо поступили, очень нехорошо. Я знаю, он бы все равно умер, но зачем было причинять мальчугану ненужные страдания?
 Антон Семенович не помнил, что и отвечал убитому горем отцу в свое оправдание, но урок он получил на всю жизнь: принимаясь за новое, знать наверняка, чем оно закончится…»



В своей дальнейшей работе в коммуне Макаренко призывал проявлять к пацанам больше благородства, честности, чуткости, некоторого рыцарства. Он говорил, что с такими качествами мальчики должны относиться к девочкам, а пример подают сами педагоги. Его нерушимым убеждением было то, что каким хочешь видеть человека, таким он и будет. А зло и жестокость могут породить только зло и жестокость.

Про школу Макаренко выражался так: «Вообще говоря, российской школе всегда было характерно стремление к тому, чтобы впитать в себя все разнообразие воспитательный систем, потому что в ее традициях – некий универсальный подход к воспитанию. Другая черта – стремление ничего не уничтожать в природе человека, а все совершенствовать».

Никогда не забудет урока Макаренко один из коллег – Виктор Николаевич Терский.

«…По просьбе Антона Семеновича он получил в Харькове деньги и счета. Вернувшись в коммуну, пришел к нему в кабинет и стал вынимать все это из карманов. Макаренко сдержанно улыбался: до чего же человек может быть безалаберным! Но тут он увидел среди денег и счетов какие-то листочки.
- А это что?
- Это? А, пустяки – ребячьи решения к последнему конкурсу смекалки.
- Как! – вскричал Макаренко. – И это вы называете пустяками!
Терский молчал.
- Ну ладно, вместо портфеля кладешь ценности и важные бумаги по карманам. Потерял бы, сам и ответил. Ну а если бы посеял листки с ребячьими решениями? Не понимаешь? Ребенок старался, вкладывая в решение свою душу, а взрослый человек так наплевательски… Это преступление, если хочешь!..»

Однажды коллега поинтересовался у Макаренко, по призванию ли он воспитатель. На что Антон Семенович ответил: «Да как сказать… Если бы кто стал утверждать, что у меня нет призвания к тому, чем я занимался тридцать с лишним лет, я стал бы горячо это оспаривать. Только призвание это пришло ко мне вовсе не тогда, когда я выбирал профессию. А если точнее, я ее совсем не выбирал. И любви к ней особенной тоже не чувствовал. Вот к инженерному делу меня всегда тянуло. И до сих пор тянет…»

А что привело в педагогику, вы сможете прочитать в книге Ширяева «Камни с дороги надо убирать».



Интересные факты из жизни с женой Галиной Стахиевной Салько тоже приводятся в книге, но очень сдержанно, потому что Антон Семенович очень оберегал свой семейный мир, он считал отношения с женой таким интимным и личным делом, что на общее обозрение не выставлял. Но можно понять, как ей приходилось иной раз терпеливо ждать, когда же Тося раскроется сам, скажет о волнениях, тревогах, потому что было его привычкой скрывать боль в себе.

«…Когда он познакомил ее с тем, что получается (прим. – имеется в виду запуск работы в коммуне в Броварах), обомлела: вся жизнь коммуны как на ладони. Каждая мысль, каждое слово – будто винтик в часах «Павел Буре»… Подумала: а что, любопытно, было бы с мужем, стань он не педагогом, а кем-то еще – врачом, архитектором, инженером, сапожником, наконец? Это был бы выдающийся инженер, выдающийся архитектор. Даже сапожником он стал бы неординарным – не иначе как шил бы бальные туфельки для Золушек, ставших королевами. В нем сидело взаперти столько талантов, что их хватило бы на многих…»

А начальник Макаренко в отделе трудовых колоний, Ахматов Лев Соломонович, вообще однажды выразился, что Макаренко родился рано и потому не готовы принять теоретики и многие практики его великие идеи в жизнь. Отсюда столько нападок и критики, несмотря на успешный результат его работы.

В книге описана административная работа Макаренко, которая его тяготила, поэтому он с головой окунулся снова в становление коммуны в Броварах, куда напросился через раппорт с просьбой освободить его от работы помощником начальника трудовых колоний, объяснив еще это тем, что хочет завершить свои литературные замыслы.

И вот, будучи в Броварах, за 5 месяцев неузнаваемо изменив жизнь в коммуне, «..сердце его бьется в один лад с сердцами пацанов – и это превращает любую муку в радость. Он никогда не называл это любовью к детям. Просто детский мир, детская стихия были той силой, подчиниться которой он считает счастьем. Правильно сделал, что приехал сюда. Лучшего способа обрести равновесие, чем окунуться в ребячью среду, он просто не знал…»

Описан очень мало и сжато случай, когда однажды летом на даче у Макаренко был соседом К. И. Чуковский. Они подружились и очень привязались друг к другу. И однажды Чуковский сильно приболел, а Макаренко, несмотря на крайнюю занятость, все-таки стал для Чуковского терпеливой сиделкой.
Вот такой этот педагог, воспитатель, учитель, друг, муж, отец и просто Человек.


А вот напоследок еще одна притча про камень на дороге:

В очень давние времена один король велел своим слугам разместить на дороге огромный камень, который был не просто огромен! Он весил не меньше полутоны и к тому же был гладким со всех сторон. Слуги недоумевали, зачем королю понадобилась эта затея, от которой никакой пользы. Но король знал, что делает. И когда слуги с неимоверным трудом вкатили камень на дорогу, он спрятался неподалеку и стал наблюдать. Его интересовал только один вопрос - сдвинет ли кто-нибудь камень с дороги.
Дорога соединяла соседние города и, двигаясь по ней дальше, можно было попасть к морю. Поэтому очень много торговцев, путешественников и других путников всегда можно было застать на этом пути.

И что же видел спрятавшийся король?

Все, кто проходил или проезжал мимо, громко возмущались тем, что король не может заставить своих подданных следить за дорогами и привести их в порядок. А если уж встречались знакомые между собой торговцы, то как они громко кричали и ругали короля на чём свет стоит! Но ни одному из них даже в голову не пришло, что можно самому или вместе с другими попытаться убрать злополучный камень с пути.

Наконец на дороге показался бедный крестьянин с повозкой, который вёз на продажу собранные со своего огорода овощи. Он увидел камень, остановился, огляделся и попытался при помощи повозки оттолкнуть камень на обочину. Но камень был слишком тяжелым и у него ничего не получалось. Он позвал на помощь, но никто из проезжавших мимо путников не захотел поддержать его. Наблюдавший за этими попытками король уже было решил, что крестьянин сдастся и поедет дальше.

Но крестьянин не сдавался, ведь камень мешал не только ему, но и другим людям. Он распряг быков, подложил под огромный валун доски, обвязал веревками и после долгих усилий у него получилось столкнуть его в придорожную канаву. А под камнем, к своему удивлению, он обнаружил кошелек, полный золотых монет и с запиской, что это награда тому, кто избавит себя и других от мешавшего всем препятствия.

И крестьянин понял то, что многие из нас никогда так и не поймут – каждая преграда на нашем пути дает возможность улучшить наше состояние или положение.

Семилетик www.semiletik.blogspot.ru

8 комментариев:

  1. Здравствуйте, Ирина!
    Большое спасибо Вам за поучительные притчи и интересный пост! Под впечатлением!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я не знала многое из прочитанного. На самом деле грустно читать про тяжелые времена, после революции, все это сиротство, эта сторона книг не очень нравится... Но мне интересна сама жизнь Антона Семеновича с ребятишками, процесс воспитания, его умение находить выход в таких сложных отношениях с мальчиками. Хотя в его принципах я не со всеми моментами согласна, но это же у кого как складывалось, у кого какой опыт и потребности. Всем по-разному.

      Удалить
  2. Ирина, спасибо. Я в восторге от Вашей публикации. Притча и история жизни Антона Семеновича Макаренко - это так злободневно

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Притчи хорошие, да, пока листала подобные в интернете, нашла и другие интересные. Удивило, что как Макаренко запомнил ее с детства, как сразу сделал свой выбор. Анна Борисовна, мы, наверно, так же хотим подражать своим героям из сказок, рассказов, когда услышим нечто "свое".

      Удалить
  3. Ирина, здравствуйте!
    Да, умеете вы удивить, рассказав интересную историю. Никогда не задумывалась про "камни" на дороге, а теперь задумаюсь. Спасибо!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Ольга Сергеевна) Вот и подобрали Вы один из камушков - уже задумались. Так мы все - бежим, бежим по дороге жизни, подумать некогда...

      Удалить
  4. Ирина, большое спасибо за знакомство с книгой! Притча такая чудесная, детям расскажу обязательно.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Мне почему-то притчи нравятся больше, чем сказки. Некоторым детям, как я заметила, тоже. Думаю, что Вашим детям, Анна, она тоже понравится. А если захочется прочитать книжку, но не получится купить, то скачать можно на сайте музея Макаренко

      Удалить